Снова – аэропорт. Варшава, жду рейса на Братиславу…

Снова – дорога к Мастеру. Игорь Калинаускас. Мастер Традиции, которую он сам собою и представляет, судя по всему. 

Когда-то его учителем был Мирзабай, суфий, пир из Каракалпакии. Игорь Николаевич много писал о нем.  Мать Мирзабая – казашка, отец – узбек, кажется. По отзывам тех, кто знал Мирзабая, это был человек чем-то невероятно похожий на Бифатиму-апу, мою духовную мать…

Несповедимы пути…

Я встречалась с Игорем Калинаускасом несколько лет назад, и именно он дал мне импульс в целительские традиции. Может быть, ненамеренно.

Я помню, мы встречались в гостинице, он тогда  первый раз после долгого перерыва посетил Москву. Говорили о народной культуре, о «бабушках», о «корнях». И вдруг Игорь Николаевич сказал мне, пристально глядя куда-то в область моего желудка или селезенки: «А вы бы узнали получше о своих предках, что-то у вас там есть…» Я вспомнила няньку, которая жила в доме моей бабушки со стороны мамы. Почти неграмотная – по «легенде», она умела лечить и заговаривать тяжелые кожные и системные заболевания, отливала воском и, кажется, читала мысли. Помню рассказ моей мамы о своем юношеском кризисе, когда сидела она, обуреваема страстями, и смотрела на балконную дверь с навязчивой мыслью - «А, может быть, это- выход?» Мимо шаркала тапочками нянька. Посмотрела, покачала головой и  произнесла наставительно: «Нет, дочка, это – не выход, это - вход». Я не раз вспоминала нянины эти слова – уже в мои страстно-безысходные дни и ночи. Очень уж точно. «Вход».  Суицидальные идеи сразу теряют смысл. Глупости все это. Не по-человечески. До своей смерти няня носила кружевные воротнички и косу вокруг головы. Худенькая была, высокая… Баба Ганя…По воскресеньям ходила в церковь, но саму систему церковную тех времен – не жаловала: «В Бога верую, а попы все обманатые». А люди к ней приезжали из разных городов – хоть и просила она каждого исцеленного никого больше не присылать, не рассказывать о ней – время-то советское было. Но разве ж остановишь… Когда она умерла, я была еще ребенком. Знаю, что были у бабы Гани какие-то «волшебные предметы» - венчальная рубаха, еще что-то… Куда они делись – не знаю…

Рассказала о ней Игорю: «Не знаю точно про предков, няньку только помню – людей лечила. Может быть, я  от нее «набралась» чего-то?» «Да нет, тут не наберешься, это только гены…»

Я отчего-то разволновалась, телефон в руках запрыгал… После нашего разговора я обнаружила, что свежезаряженный аккумулятор в нем сел, и больше уже никогда не работал. Пришлось покупать новый. Но - не пожалела, как говорится.

Вскоре я встретила свою тетю, младшую сестру мамы. «А кем нам приходилась нянька?» «Как - кем приходилась? Родной сестрой твоей прабабке». «Вот это да…А кто-то еще в семье целительством занимался?» «Как кто? Все!  Прабабка сама травами лечила. А вот прадед твой был самый сильный. Он заговаривал  болезни тяжелые, будущее предсказывал…Вот, например, знаю, предсказал день окончания войны, когда она только началась. А няньке он зубы так заговорил когда-то, что они у нее до глубокой старости так никогда и не болели…»

«А ты –то сама помнишь его?» «Конечно, - тетка смотрела на меня как на только что вылупившуюся из яйца, - Он умер – в начале семидесятых…В Узбекистане, последние годы там провел. А до того он у нас в Измаиле жил.  А еще раньше – в Тамбовской области. Помню как возили меня туда, когда дед Семен всю родню собирал – сына искал, который в войну пропал без вести. Ему нужно было, чтобы все были вместе, тогда он мог как-то  по-своему посмотреть, где пропавший человек». «Нашел?» «Да, сказал, что он жив и где-то за границей. Тогда его сыновья попросили ничего не трогать, боялись наказания от властей. Времена-то какие были…» Ну и ну. С Украины, из Средней Азии, отовсюду родственники съехались в дом к прадеду, со всеми детьми, чтобы тот нашел своего старшего -  Ивана… И никто не усомнился, никто не счел это все глупостями, фантазией…то есть - все знали, что дед может…

«Так почему же никто ни разу не обмолвился хоть словом об этой стороне семейной истории? И отчего ж вы меня-то все сумасшедшей считаете?» - хотела спросить, но не спросила…Что-то изменилось с тех пор. Что-то «закрыл» после себя дед Семен, наверное…Зачем, почему? Не знаю…

Вроде бы ничего не случилось, совсем немного информации - но именно тогда я решила встретиться с настоящими традиционными целителями, увидеть их, почувствовать – какой она могла быть, моя семья… Я «открылась» , сказала всем вокруг, что хочу и буду путешествовать. «Куда?» «А не знаю – куда комар на карте сядет. Путь Комара». И уже через несколько месяцев Коты "отвезли" меня в Индию, а потом – «два Армана» - в Казахстан. Там уже я встретила Бифатиму-апу.

И осталась с нею на годы, стала ее духовной дочрью.

Но с Традицией, которую представляет Игорь Калинаускас, я  встречалась и в Азии, в том числе в окружении Бифатимы-апы. Оля Солотова, моя  близкая подруга в Алматы- ученица Игоря Николаевича, Мастер Традиции. Мы втретились в ее первый день в Унгуртасе – и не расстались, хотя на первый взгляд – совсем не похожи. Чем-то глубоким срезонировали. На уровне сердца.  Всякий раз, когда апа отпускала меня в город на «выходные», она или сама отвозила меня к Оле, или предупреждала, чтобы я жила у нее. Ну, потом еще «позволила» ездить к названой сестре моей, Нине, мастеру йоги, ездить. Но и Оля мне сестра, апа породнила. Она же подарила мне кольцо Мирзабая, мастера Игоря Николаевича. Почувствовала, что нужно мне его отдать. И отдала. Ну вот. У меня теперь это кольцо…а спровоцировала эту ситуацию – снова Бифатима-апа…

Все как-то переплетено очень…

У Лены Врублевской в галерее, где мы выставляли «Последнего дервиша», приглашал Бифатиму-апу, - за месяц до этого тоже была выставка Игоря Калинаускаса…

Совпадения…

И теперь я лечу к нему – в Братиславу, где он работает как художник, -  случайно ли? - именно тогда, когда задумалась о своем творчестве, о собственной жизни…

Что же такое "здесь и сейчас" происходит?

Когда я садилась в самолет из Москвы, несколько раз цеплялась сумкой за 9-й ряд, «не отпускал» он меня. Наверное, потому, что я переживаю о другой «девятке» - девятом апреля. Может быть, апа приедет в Воронеж в этот день. А я не захотела помогать в организации ее весенней поездки по городам России. Не готова сейчас. Помочь в Москве – да, если «апа скажет». То есть я не беру ответственность за это приглашение. Я люблю апу и готова сделать, что могу, но…  Это не то же самое, что было осенью. Тогда я просто отдалась ситуации, апе – но при этом брала на себя ответственность. Внутренне. Открылась возможность организации выставок в двух городах и встреч с апой - в трех, и я считала, что обязана быть в этом и делать все, что от меня зависит.  Но какой был для меня удар, перегрузка, как я болела после той истории… Чуть не умерла. Зато – встретила святых… Не знаю… Права ли я теперь… Пока я решила, что буду слушать не только ситуации «про апу», но и другие тоже. Пусть Бог решает. А летом поеду в Казахстан – вновь, надолго. К Арыстан-бабу, к апе…Снимать кино. "Кумалаки" с Маури, но не только. Я очень хочу сейчас найти поддержку моего проекта «Сорок и один святой» - про святые места и людей Средней Азии…С апой поездить хочу по святым. И сама. Ну – Иншалла…

Осенью будет выставка рисунков-карт апы в Москве, в галерее Елены Врублевской. Вот тогда я думала снова идти в организацию поездки апы, может быть уже окрепну и научусь чему-то необходимому…А тут – апрель этот…что я должна была делать…У меня еще съемки…Да и не готова я пока к такому же, как в ноябре,  а то и большему испытанию. После святых – может быть. Надеюсь. Но…9-й ряд «ловит»…

А вот из Варшавы в Братиславу я сама полечу на 9-м. Забавно…  

Так о чем же это для меня?

Игорь Николаевич Калинаускас. Европейская традиция. Искусство…

Может быть, я увижу какую-то новую возможность для себя – с его помощью? В первый раз у него получилось меня «развернуть». Много лет мои родственники ничего не рассказывали о предках-целителях, а после его «совета» - рассказали. И – перевернулась моя жизнь…

Что он посоветует теперь?

Чего бы я хотела?

Я уже привыкла  в начале таких поездок выписывать свои «запросы». Итак.

Я хотела бы оставаться  собой, европейским человеком по культуре – и быть в Традиции, ведь это же мировая, универсальная…не знаю, каким словом назвать…Сила? Школа? Знание? Работа? Путь? Время покажет, как говорит апа…

Хочу быть дочерью Бифатимы – но иметь много разных учителей.

Хочу рисовать. Жумбаг-ага в феврале дал мне такой духовный совет. Да… Снимать кино…

Хочу найти в себе гармонию, баланс, здоровье и радость жизни.

Обрести свой дом – и много путешествовать. Баланс же!

Дом, семью, детей - в радости, творчестве и взаимопонимании... 

Я «расширилась» до иной культуры, совсем другой, непривычной и далекой для меня  прежней. Приняла, полюбила ее, а теперь было бы важно «укорениться» в своей. Или своих.  Увидим. За этим вот и затеяла я сейчас  «славянский» проект. И сюда – в Европу, к Калинаускасу, мастеру и художнику, наверное,  за тем же…

Когда-то апа в ответ на мои сомнения сказала: «Чего ты боишься? Ты боишься жить, как я? Не бойся. Ты будешь жить, как ты».  Это – о том же самом?

Но кто я? Какая? Как?

Я сейчас открыта, доверяю. Новая ситуация. Новый опыт. Буду в ней.

Здесь и сейчас.

Добавить комментарий