Я начала вести дневник в живом журнале. Там сохранился архив. Есть друзья. Поэтому и теперь я продолжаю дублировать свои записи вот здесь: ulissija.livejournal.com.

Когда влюблен, стыжусь всего, что о Любви сказал. Хоть объяснения, слова и проясняют смыслы, Любовь безмолвная ясней и просветленней… Как то перо, что по бумаге проносилось, Но до Любви дошло и тотчас расщепилось. Руми "Маснави"

Мне трудно справляться сразу с несколькими процессами, быть одновременно и «кухонным ангелом», и документалистом, и просто живым человеком, впервые встретившим традицию мевлеви. Я привезла с собой небольшую видеокамеру – и снимаю то, что возможно – репетиции, сему, зикр.. Работа без оператора и группы требует от меня большого напряжения. Я не так уж хорошо знаю технику, боюсь ошибиться, устаю... Очень большой соблазн отстраниться от кухонных обязанностей – но делать этого нельзя. Если я скажу, что моя работа важнее приготовления еды и мытья посуды, правдой ли это будет? Что ценнее – видео, которое передаст широкой аудиторрии какую то частицу того духа, который присутствует здесь? Или то, чтобы я нормально выполняла свои человеческие обязательства?

...Святые – такие же разные, как и живые люди. Я убеждаюсь в этом каждый раз, когда приезжаю к кому-нибудь из них. Пожив на местах, посвященных им (часто – это место, где упокоено их земное тело), – можно и правда многому научиться. Найти качества, которые они передавали людям при жизни – и теперь тоже. Мне кажется, именно эти свойства опередляют то, какие правила устанавливаются в таких местах,  что происходит с людьми. Конечно, главное – внутри, но и внешне что-то проявляется. Я помню, как меня поразило в Арыстан-бабе, что рядом со святым  Львом (так переводится Арыстан с казахского) лежат два его ученика с именами Ворон и Сокол.  Как свет и тень в душе человека. То, что там можно проводить круглые сутки – ничто не закрывается на ночь, никто не отвергается... Какая соленая вода в его колодце... Как горячо летом... Как сурово – и в то же время просто, жизненно вокруг. Его аулие – не в городе, не в Туркестане – а пооддаль. Он - сам по себе Лев – ничей, свободный и грозный, принимающий и всегда открытый людям. Там принято ждать особых снов – ночами, которые проводятся в аулие. И такие сны действительно приходят.

Сегодня мне снова написала мама – «Почему люди выбирают суфийскую практику – Америка протестантская страна, можно было идти этим путем...» Почему люди выбирают то, что они выбрали... Я слышу в этом ее вопрос ко мне – почему? Мой опыт  - многое зависит от Мастера, от встреченных в жизни людей, от того, что удалось пережить самому... Человек встретил суфийского мастера, получил опыт – и теперь этот опыт – часть его, он дает опору и движет его вперед. Реальный живой опыт. С чувствами, с молитвой, с измененеиями в жизни...

Турция, Конья. Дом шейха ордена Мевлеви Джеллаладина Лораса. Обеденное время, скоро все соберутся за столом.